Дмитрий Выхин. Официальный сайт.
Дмитрий Выхин. Официальный сайт. Дмитрий Выхин. Официальный сайт.
Дмитрий Выхин. Официальный сайт.
Дмитрий Выхин. Официальный сайт. Дмитрий Выхин. Официальный сайт. Дмитрий Выхин. Официальный сайт.
Дмитрий Выхин. Официальный сайт. Дмитрий Выхин. Официальный сайт. Дмитрий Выхин. Официальный сайт.
Дмитрий Выхин. Официальный сайт.
Мини-блог | Главная | Читать | Отзывы | Песни | Промо-акция  
 

ОТДАТЬСЯ ВОЛНАМ (1-2)

   Отдаться волнам - Анне вдруг захотелось, чтобы беснующиеся у ног черные лапы ночного моря в ярости набросились на нее, опутали, задушили в объятиях и растерзали. Если они не возьмут ее, она сама бросится в пучину, острую, грязную, хлестко бьющую по камням у самых ног. Вслед за деревянными обломками тысяч парусников и фрегатов она тогда уйдет на дно и затаится там навсегда. Неведомая, непреодолимая сила тянула ее за собой в беспросветную мглу. Девушка не понимала, зачем Бог сотворил эти прибрежные валуны, ущелье, похожее на ласточкино гнездо, где она ночами пряталась от всех на свете. Думала до рези в висках, до ноющей боли в затылке, думала и не могла понять, для чего созданы эти изнывающие от безделья волны. Волны, которые тянут к ней жадные щупальца, тянут, но не могут дотянуться, разбиваясь, раскалываясь на несметное число осколков. Мысли не покидали ее, а волны продолжали лететь с высоты и то вопя, словно бешеная тетка-фурия из соседней деревеньки, то громогласно сквернословя басом, подобно хуторскому кузнецу, изможденные, выдыхались у ног Анны. Падали, чтобы снова собираться в кулак где-то на глубине, накопить несметные силы и продолжить свое безумие.

    Анна пристально вглядывалась в даль, но кроме иссиня-черной пелены на горизонте ничего не видела. Но она уже точно знала: совсем недалеко, стоит только перешагнуть через море, как это сделал однажды Господь, стоит Город, древний и вечно молодой, чьи стены выложены из чистого золота без примеси меди. В этом Городе нет ни богатых, ни бедных, и царит божественно умиротворяющий покой. Конечно же, это правда, поскольку все крестьяне из ее деревушки только и говорят об этом. Правда, никто из них не был в этом Городе, но, с другой-то стороны, все так и есть, ибо выдумать Город со всеми подробностями просто невозможно. Не способны на фантазии земляки, грубые, косноязычные, вечно копошащиеся в земле да коровьем навозе. А что Анна? Судорожно пыталась ухватиться за каждое слово, и каждая клеточка ее тела жадно поглощала эти слова.

    Однажды она увидела сон, как явилась к ней Богородица, молодая-молодая, красивая-красивая, да еще с крыльями, как у ангела, с нимбом из солнечного света вокруг чудесной юной головки. Богородица ласково-ласково посмотрела на спящую Анну, моргнула своими печальными карими глазами и на мгновение протянула тонкие нежные руки. Потом видение пропало, но ранним утром Анне пришло решение, единственно верное, и твердое-твердое. Она должна, просто обязана попасть в этот Город о золотых стенах, воплощение на грешной земле абсолютного, божественного душевного умиротворения. С этого момента она перестала бегать в деревенскую церквушку, где служил отец Фернандо в пропахшей потом, накинутой наспех, рясе. Девушка нашла себе убежище среди прибрежных валунов и стала молиться во исполнение мечты.

    Она прибегала сюда, едва закончив изнурительную работу в доме господина Чезаре. Безудержная дремота, эта сладкая соблазнительница и лентяйка, звала ее за собой, в постель: на тонкую ветхую тряпицу да хилую подушку, набитую колючим сеном. Но бездельница-дремота не нарушит ее планов. Анна опускает голову в холодную воду - так тебе, так! Девушка грубо отметала от себя дремоту. Даст Бог, утром, на рассвете, будет на море штиль, и случайный корабль увезет ее далеко-далеко. Но штиля все не было и не было.

    Какое счастье, что до побережья от ее деревеньки ходу совсем недалеко! Жалко худых сандалий, конечно, жаль. Вторых ног не купишь, но ведь и вторых сандалий тоже. Сандалии даже дороже ног! Но сандалии пригодятся ей для того, чтобы прийти в Город и поклониться Святому Господнему Гробу. Негоже босой идти на свидание к Господу!

    Случилось невероятное. Анна проспала рассвет – а тут как раз на горизонте  проходил корабль с большими прозрачно-белыми парусами. Море в солнечных лучах казалось невообразимо лучезарным. Словно сам Господь подал ей свою десницу. Далеко ли, близко ли, но девушка кинулась в воду. Но невероятное продолжилось: Он сам взял ее в большую и сильную мужскую ладонь, и перенес на корабль по теплой искрящейся водной глади.

   Девушка была готова терпеть все, что угодно, даже грязный трюм корабля, в котором воняло гнилыми припасами да высохшей блевотиной. Какой счастье, что никто из мужиков не стал приставать к ней – хотя кому нужен этот голодный полускелет в потертых обносках. «Женщина на корабле, это плохо кончится, выкиньте ее за борт, капитан!», – не унимался жирный конопатый боцман. Но капитан только ухмылялся в бороду, не произнося ни слова. Спасибо вам, добрый капитан, что не отдали девушку на съедение акулам, не пожалели для Анны маленького уголочка на своем видавшем виды судне. А то, что старое мамино обручальное кольцо оказалось в кармане рваных, пропитанных кровью, потом и солью капитанских штанов – Бог с ним, с кольцом, ведь и мамы-то давно нет…

***

   Она очнулась в освещенном теплым солнцем хвойном лесу. Безоблачное синее небо, насквозь пронизанное невиданной прежде прозрачностью и первозданностью, быстро наполнялось теплыми красками, и вот уже солнышко стало припекать. Непривычная жара…  И вот уже кажется, что жара не уйдет никогда… Зной… Анна с трудом сглотнула слюну. Нет, не то.…Откуда-то вдруг налетел ветерок. Пожалуй, ветерок даже приятен, подумала девушка. Проказник принялся заигрывать с рыжими, пропахшими хвоей да шишками, волосами Анны. Она трудно приходила в себя: утро, день, сумерки смешались в ее голове. Нехотя поднялась, отряхнула с лохмотьев песок, сухие колючки, всякие палочки и потерявших совесть наглых маленьких муравьев, и попыталась определить по теням деревьев, который же все-таки час. Потом подумала, что это не имеет совершенно никакого значения, потому что она все-таки добралась до Святой Земли, а Город – он совсем близко. И теперь… теперь… Все позади, и ничего, ничего не имеет значения. Ничего больше не случится. Надо лишь до него дойти.

    А он стоит на холме, на высоком холме, Город ее мечты. Совсем близко. До Города несколько часов ходьбы. "Еще немного, ну еще совсем немного", – шептала Анна, но Город все не приближался, прячась за холмами, словно играл с девушкой в прятки. Анна шла и вспоминала длинный путь через все моря мира, как перебивалась случайными объедками, пила мутную соленую воду.

    Здесь, уже в окрестностях Города, почти на подходе, на нее напали злодеи, польстившись, видимо, на золото ее волос. Как это было? Анна не заметила, что несколько здоровых чудищ подкрались к ней, умывающейся, беззащитно склонившейся над прозрачным ключом, сзади, и схватили. Ей так хотелось, наконец, вволю наплескаться и смыть с себя прочь никчемное прошлое. И так, злоумышленники грубо заломили за спину слабые руки. Допросили, конечно, обыскали, но, конечно, никакого богатства, кроме расчудесных сандалий, у девушки не оказалось. Золотым обручальным кольцом владел уже другой человек, так что красть все равно было уже нечего. Одно богатство – ее золотые волосы, но на них, спутанных и немытых, много ли купишь? Грабители выругались на незнакомом ей языке и исчезли также внезапно, как и появились.

    Яркие, слегка вьющиеся густые волосы. Рыжие, но не коричнево-медного, пугающего оттенка, а мягкого, соломенно-золотого: роскошные, веющие прохладой пушистые пряди. Это – если их тщательно помыть, расчесать и умастить благовониями, конечно. Огромные глаза, голубые - не синие, а именно голубые, подобные цвету библейского неба в безоблачный полдень. Тонко очерченный овал лица, греческий нос, может быть, немного, самую малость, крупный на фоне миниатюрного личика, но в том было свое очарование. Пухлые, раскрывающиеся в широкой добродушной улыбке, губы могли бы соблазнять, но были недоступны, ввергая в бешенство мужчин, мужественных и доходяг, щедрых и скупых, рисковых и трусливых.

     Анна – девушка невысокого роста, пожалуй, даже совсем невысока, но настолько воздушна, а её походка до того упруга – кажется, что стройная красавица вот-вот оторвется от земли и продолжит ступать легко и почти невесомо, идя своим путем, не касаясь земли. И это обстоятельство скрадывало ошибку природы, если допустить, что природа вообще хоть в чем-то ошиблась, сотворив такую прелесть. Анна не думала о том, к лицу или не к лицу ей одеяние монахини, но душа требовала покоя и мира. Анна счастлива – совсем не потому, что ее красота была подобна нереальности, но оттого, что долгие мытарства наконец-то закончились.

    Шла златовласая чужестранка в Золотой Город. В Город, созданный ее воображением, созданный для нее, с которым соединятся воедино – она, маленькая, совсем не похожая на галилеянку, и Господь, ее единокровный Бог. Анна посмотрела на свои босые ноги: проделанный путь не был легок и короток, а на ступнях ни единой мозоли или трещинки, на лодыжках ни царапины, ни ссадины. И впрямь можно было подумать, что она пришла сюда по воздуху.


Продолжение следует >>>
 

Написать отзыв:

Ваше имя:
Ваш e-mail:
Пожалуйста, пишите тему Вашего отзыва.
Я буду благодарен Вам за конструктивную критику и добрые пожелания. Указывать имя и электронную почту обязательно. Ваш отзыв из Архива размещается в модерируемой Книге отзывов автоматически
 

Для защиты от спама введите комбинацию, изображенную на картинке:


 
Wordmaker. Вордмейкер - словотворец. Официальный сайт Дмитрия Выхина.
SpyLOG Рейтинг@Mail.ru
Wordmaker. Вордмейкер - словотворец. Официальный сайт Дмитрия Выхина.
Wordmaker. Вордмейкер - словотворец. Официальный сайт Дмитрия Выхина. Wordmaker. Вордмейкер - словотворец. Официальный сайт Дмитрия Выхина. Wordmaker. Вордмейкер - словотворец. Официальный сайт Дмитрия Выхина. Wordmaker. Вордмейкер - словотворец. Официальный сайт Дмитрия Выхина.